Случайное фото

Highslide JS

Album: Sofiya Kyivska, Pirogovo
Date: 24May2010
Camera: Nikon D60
Preview album

© 2000-2012 KiNata

Фотоальбом

Merkulyevy


Notice: Undefined variable: quicksummaryfile in E:\www\nata.cv.ua\old2\slideshow.php on line 331


«Скажем ли "спасибо" купцу Воробьеву?»




Площадь Шаумяна,1. В этом здании 75 лет назад поселились факультеты нашего вуза - снача­ла Астраханского государствен­ного педагогического института имени С.М. Кирова, а теперь Ас­траханского государственного университета. Сотни студентов каждый день проходят под свода­ми великолепного портала в сти­ле псевдоклассицизма. На стенах перед входом - мемориальные доски, увековечивающие факт ус­тановления именно здесь на съезде Советов в 1918 году совет­ской власти в Астрахани, а также факт использования здания в 1941-45 годы под госпиталь. На­прочь забыто, кто же был созда­телем и владельцем этого зда­ния, да и вообще ушла в Лету вся его дооктябрьская история. Ее уничтожили вместе с надписью на главном фронтоне "Коммер­ческое училище имени К.П. Воро­бьева"...

 

Российское купечество. Мно­гие десятилетия советского пери­ода деятельность этого сословия представлялась нам как неустан­ная погоня за наживой. На кино­экранах бородатые воротилы с лу­кавым прищуром недобрых глаз нещадно надували доверчивых соотечественников, сбывая им не­качественный товар и наживая при этом несметные богатства. Советские писатели - "инженеры человеческих душ" - ярко показы­вали тупость и тоску домашнего купеческого быта, уверяя читате­ля, что не могло быть и тени ду­ховности в семьях, поклонявших­ся "золотому тельцу".

 

Но было-то все с точностью до наоборот. Яркий пример тому - жизнь Константина Петровича Воробьева.

 

 

Он подарил городу коммерческое училище, в здании которого сейчас Естественный институт

  

ЛЕС И ПЛАТИНА

Константин Петрович Воро­бьева был уроженцем села Се­мирублевого, так в середине XIX века называлось село Бах- темир. Выходец из семьи мел­кого рыбопромышленника, он успешно продолжил дело свое­го отца. Благодаря аренде вод у побережья Дагестана, он ско­лачивает весьма приличное со­стояние на промысле сельди и красной рыбы. В отличие от многих и многих астраханских купцов, занимавшихся всю жизнь исключительно рыбным промыслом, Воробьев неустан­но осваивает новые горизонты бизнеса. В Астраханской губер­нии он обзаводится собствен­ным механическим бондарным заводом, приобретает парусные и паровые суда, строит холо­дильник.

 

Похоже, что на фоне Сапож- никовых, Беззубиковых, Шеле- ховых, Сторожевых и других яр­ких имен икорно-балычного про­изводства Воробьев выглядел бы середнячком и личность его не возбудила бы никогда осо­бенного общественного интере­са, если бы не одно удивитель­ное приобретение , сделавшее Воробьева известным по всей Российской империи.

Благодаря предприимчивос­ти и коммерческой хватке, в 1902 году на Урале, в тогдаш­ней Пермской губернии, Кон­стантин Петрович приобретает в собственность огромную тер­риторию Николае-Павдинского посессионного горного округа, равного по площади целому району нынешней Астраханс­кой области. Это была по тем временам слабо обжитая мес­тность, в которой оставались лишь воспоминания от когда-то процветавшего здесь медепла­вильного производства. Вся хозяйственная деятельность местного населения сосредота­чивалась на кустарных лесоза­готовках. Имелись, правда, три- четыре небольшие компании, пытавшиеся организовать про­мышленную вырубку леса и даже производство скипидара. Теплилась жизнь на платиновых россыпях. Значительная часть населения занималась рыбо­ловством, бортничеством и вела натуральное хозяйство. Но даже на взгляд непросвещенно­го дилетанта, земля эта в бас­сейне рек Ляли, Лобвы, Нясь- вы, Сосьвы хранила огромные богатства лесов хвойных пород. Еще в петровские времена за­готовлены были здесь две ты­сячи кедровых деревьев, кото­рые отправили на строительные нужды во время возведения Санкт-Петербурга. После Крым­ской войны делались попытки использования местной ли­ственницы для изготовления лафетов армейских пушек вза­мен дорогих дубовых. Но дело не пошло по причине отсутствия нормальных путей сообщения. Обычным речным сплавом да гужевым транспортом много то­вару не перевезешь! Требова­лись колоссальные вложения, и Воробьев об этом знал. Но он знал также, что не за горами за­вершение строительства Бого­словской железной дороги, ко­торая должна пройти через его земли и тогда из медвежьей глу­хомани купленная местность должна стать лесным Клондай­ком.

 

Уверен, что сама история воробьевской деятельности на Урале могла бы быть основой для романа не менее увлека­тельного, чем "Угрюм-река". Только здесь река имела зага­дочно нежное имя "Ляля". Одна­ко, в переводе с языка коренных жителей - манси (тогда - вогу­лов), это имя означало "река войны" или "река врагов".

 

Но Воробьев никого и ничего не боялся. Прежде всего он вло­жил средства в добычу платины. Ее месторождения в округе, бес­спорно, уступали соседним Ис- синским и Качканарским, которые стали в 30-е годы XX века круп­нейшими в мире. Однако Воробь­еву удалось быстро окупить вло­жения и полученную прибыль он вложил в строительство узкоко­лейной железной дороги, протя­женностью около 70 верст от Ста­рой Ляли до станции Выя, кото­рой предстояло стать важной станцией на Богословской доро­ге. Конечной станцией этой узко­колейки стала Лесопильная, кото­рую Воробьев сделал новым цен­тром округа, построив в ней но­вейший по тем временам лесо­пильный завод на четыре лесора- мы. Поселок, возникший около ле­созавода, получил название Ле­сопильный (ныне Старая Ляля). В поселке были открыты больница, школа, народный дом, церковь.

 

ДЕЛА И НАСЛЕДНИКИ

После смерти К.П. Воробьева в 1907 году его дело продолжили наследники - шесть замужних до­черей и два взрослых сына. К тому времени уже была построе­на Богословская железная доро­га. Сбылись все предвидения ас­траханского купца - его округ стал стратегически интересным для развития лесной промышленнос­ти. Наследники заложили у мес­та пересечения железной дорогой реки Лобвы Лобвинский семирам- ный лесопильный завод. С само­го пуска в 1910 году этот лесоза­вод стал одним из крупнейших не только на Урале, но и во всей Рос­сии, как по общему объему выпус­ка, так и по выработке пиломате­риалов на экспорт. По данным, представленным на официаль­ном сайте города Лобвы, "в 1912 году в России имелось 1290 ле­сопильных заводов, на них было установлено 2018 лесопильных рам (в среднем 1,6 рамы на за­вод), то есть большинство заво­дов имели одну- две рамы, тогда как Лобвинский - семь рам". Ос­новной продукцией завода был экспортный пиломатериал.

В последующие годы в пла­ны наследников входило строи­тельство бумажной фабрики при станции Ляля и шестирамного ле­сопильного завода. В верховьях реки Лобва они планировали пре­кратить добычу платины и золо­та ручным старательским мето­дом и внедрить там новейшие электрические драги. На все это требовался большой капитал, ко­торого у наследников Воробьева не оказалось, и они приняли ре­шение об акционировании всех предприятий Николае-Павдинско- го округа. Бизнес сулил колос­сальные дивиденды на вложен­ный капитал, поэтому поучаство­вать в инвестициях прежде всего решили банки: Русско-Английс­кий, Русский Торгово-Промыш­ленный, Русско-Азиатский. Быв­шие единоличные собственники также не полностью устранились от дел. Муж одной из дочерей К.П. Воробьева - полковник Лосев - стал членом правления нового ак­ционерного общества.

В 1912 году наследники, по­лучив при акционировании огром­ные прибыли путем продажи сво­их пакетов акций, стали богаты­ми людьми. Казалось бы, обычная исто­рия семьи преуспевающего рос­сийского купца. Широкого в де­лах, рискового, но исключитель­но удачливого.

 

Но... наследники К.П. Воробь­ева все годы помнили о духовном завещании отца, в котором он повелел часть прибыли, остаю­щейся от продажи предприятий округа, направить на создание в Астрахани коммерческого учили­ща. Воробьев помнил, как непро­сто постигал он науку торговать, сколько усилий приходилось предпринимать, чтобы элемен­тарно приобщить персонал сво­их предприятий к повседневному полезному труду. Он был свиде­телем, как росли и развивались созданные при его заводах села и поселки создавшего ему миро­вую славу Николае-Павдинского округа, но коммерческое училище решил открыть в родной Астраха­ни. Кому, как не астраханскому купцу первой гильдии не пони­мать отчетливо, что именно тор­говля всегда была главным дви­гателем местной экономики. По условиям приема, обозначенным Воробьевым, все сословия, вклю­чая крестьян, мещан и ремеслен­ников, могли на равных правах направлять своих детей для обу­чения в училище.

 

Вопрос о выделении земли и открытии коммерческого училища имени К.П. Воробьева городское управление решает в предельно сжатые сроки. Постановлением от 5 февраля 1913 года выделя­ется один из лучших участков в самом центре города на Петро­павловской площади (ныне это площадь Шаумяна). На строи­тельство здания наследники вы­делили 220 тысяч рублей и 10 тысяч дополнительно на закупку мебели, учебных пособий и пер­воначальные нужды обучения. Строительство идет чуть больше года, и уже в сентябре 1914 в пяти классах обучалось 214 человек из крестьянского и мещанского со­словий. На фронтоне здания было обозначено, казалось, на­всегда: "Коммерческое училище имени К.П. Воробьева".

 

СУДЬБА И РОДИНА

 

Первая мировая война преры­вает учение. 31 марта 1915 года в Воробьевском училище разме­щается лазарет. Характерно при этом решение К.К. Воробьева - достойного сына своего отца. Ра­дея за продолжение нормально­го процесса обучения, он предос­тавил училищу комнаты соб­ственного дома.

 

Новый поворот. Февраль 1918 года. Со старой Россией поконче­но. Наступает эра великой уто­пии. Никому не нужны уже ком­мерсанты, на пороге - военный коммунизм. Центр Астрахани ле­жит в руинах после четырнадца­ти суток жестокой борьбы, закон­чившейся победой большевиков и сожжением во имя этой победы лучших зданий города.

 

Почему первый астраханский съезд Советов, провозгласивший в губернии советскую власть, большевики провели именно в здании бывшего коммерческого училища? Скорее всего, решение объяснялось просто - отлично ос­нащенное мебелью на средства Воробьевых, училище и прежде всего его актовый зал идеально подходил для больших собраний.

Конечно, имя дарителя и само название "Коммерческое учили­ще" были немедленно с фронто­на сбиты. Там появились новые слова: "Школа 11 ступени имени Карла Маркса". Однако со време­нем скромная школа уступила место высшему учебному заведе­нию. В 1932 году в здании разме­стился Астраханский государ­ственный педагогический инсти­тут имени С.М. Кирова, ставший впоследствии университетом.

 

Пригодились просторные аудитории, лекционные залы. О некоторых учебных пособиях в 30-е годы говорили, что остались они от прежней дореволюционной эпохи, и подарил их взбалмош­ный купец, которому некуда было потратить неправедные капита­лы. В связи с полным неприяти­ем купечества как сословия, никак не вписывающегося в си­стему социализма, о его пред­ставителях советовали забыть как можно скорее и уж тем бо­лее не упоминать ни о каких да­рах. Естественные, казалось бы, проявления благодарности к представителям фамилии, обеспечившей на многие деся­тилетия условия для существо­вания в городе высшего учебно­го заведения, вполне могли бы быть расценены как нелояль­ность к коммунистическим иде­алам.

Лишь в 2003 году мы впер­вые узнали о Константине Пет­ровиче Воробьеве и о его бес­корыстном даре Астрахани из краткой, но емкой статьи дирек­тора музея истории города Аст­рахани Ольги Беломоиной, опубликованной в книге "Астра­хань. Город и будущее". В книге впервые в Астрахани после 1917 года печатается портрет К.П. Воробьева.

 

По иронии судьбы о К.П. Воробьеве - астраханце по рож­дению и выдающемся благотво­рителе по призванию, сейчас лучше знают в Свердловской области, в тех самых городках, возникновение которых стало возможным благодаря созда­нию там заводов Воробьева и его наследников. Имя К.П. Во­робьева представлено на офи­циальных сайтах городков, в краеведческих поселковых му­зеях, сохранилось даже назва­ние Воробьевский тракт. В рай­оне ходят легенды, что в былые времена главные поставки дре­весины для британского рынка давали именно лесопилки Ста­рой Ляли, основанные астрахан­ским купцом Константином Во­робьевым.

 

Сегодня, когда мы ищем ду­ховные образцы для подража­ния, уверен, настало время вос­становить историческую и мо­ральную справедливость и воз­дать должное тем выдающимся деятелям российской торговли и промышленности, которые, создав собственные состояния, считали своим сыновним дол­гом достойно отблагодарить свою малую Родину, свой город. Купец первой гильдии Констан­тин Воробьев, завещавший по­строить на средства своей се­мьи и передать городу Астраха­ни безвозмездно первоклассное по тем временам учебное заве­дение, используемое и сейчас студентами и преподавателями Астраханского госуниверситета, заслужил наш почет и уважение.

 

Актом благодарной памяти должна явиться мемориальная доска на главном фронтоне здания. Ее открытие будет про­явлением простого здравого смысла.

 

Сергей ЛЬВОВ, краевед, специально для "Вестей АГУ"


Источник:

http://student.aspu.ru/sections/253.html